неравнодушный наблюдатель

Лабрадор Путина

76882


- Ну так что, Клюев? -задыхающимся шепотом спросил Виктор Федорович Владимира Владимировича, схватив его за рукав прямо посреди шума и гама открывающейся Олимпиады.
Владимир Владимирович отрицательно покачал головой.
-Арбузов? Он хороший пацанчик, старательный, он...
Владимир Владимирович опять покачал головой с грацией стареющей китайской куклы.
-Медведчук? Вова, но это будет восстание! Медведчук???
-И не Медведчук! - выцедил Владимир Владимирович.
-Чего ты хочешь? Юлька? Юльку выпустить? Вова, но она же...ну ты же...
-Тебе Юлька не нравится?
-Мне Юлька не нравится! Очень не нравится! Она сучка!
-Тогда назначь Конни.
-Кого?
-Конни. Моего лабрадора. Она тоже сучка. И опытная. И заслужила стать вашим премьером. А у меня другие лабрадоры есть.
-Вова, ты чего? Чего ты, Вова??? Собаку - премьер-министром? Вова, что скажет Майдан?
-Как-то до сих пор ты с ним не очень советовался, Витя.
-Но фракция? Что скажет фракция? Как они проголосуют за сучку?
-Им не впервой. Скажи, что закатаешь в асфальт - и не за такую проголосуют.
-Вова, не издевайся надо мной. Скажи, кого ты хочешь.
-А я и не издеваюсь Витя - голос Владимира Владимировича стал стальным. - Мне совершенно все равно, кто из вас спиздит мои бабки - ты, Арбузов или Конни. И ты уж прости, конечно, но Конни я как-то больше доверяю. Ты наверное, догадываешься почему. - И Владимир Владимирович повернулся вполкорпуса к подошедшему лобызаться Лукашенко.
-Саня, ты сечешь, Витя не может сучку сделать премьер-министром.
-Это плевое дело, Виктор Федорович - загудел Лукашенко. - Я вон крокодила могу премьер-министром назначить и никто не заметит.
Виктор Федорович повернулся и пошел прочь, сжимая кулаки.
-Сучку! Премьер-министром! Конни! И еще смеется, блин!
И вдруг он торопливо обернулся назад и направился к Путину.
-Ну а если Конни, то сколько?

/ Из блога В.Портникова/
Космослава

Отец Андрей Ткачев про американскую "осень патриарха"

Известный священник, протоиерей, — о Америке, похожей сегодня на СССР накануне распада, о нашей диаспоре, о Павликах Морозовых, о том, чем опасны однополые браки и почему Штаты перестали быть страной мечты.
Андрей Ткачев

— Отец Андрей, мы слышали, что вы побывали в США и были поражены многим увиденным там. По сути, для вас развеялись многие мифы, присутствующие у украинцев в отношении этой страны…

— Я впервые побывал в Штатах. Маршрут моих путешествий случайно совпал с «местами славы» Аль Капоне. В Чикаго он начал свою деятельность, а закончил в Сан-Франциско,  в тюрьме Алькатрас. Мое путешествие тоже началось в Чикаго, а завершилось в Сан-Франциско. Правда, не в тюрьме, слава Богу, а в Форт-Россе, бывшем русском поселении, воспетом в опере «Юнона и Авось». Я ехал в США с неким страхом и трепетом. Сегодня мир очень американизирован и голливудизирован, ходит в джинсах и жует жвачку. Потому, чтобы понять этот мир, нужно понять и саму Америку. Могучая христианская империя, эдакий новый Рим, который прошел период республиканской свободы и вошел в стадию имперского загнивания. Владеющий всем и потихоньку умирающий. Еще хватает легионов на границах, но уже не хватает ума в головах. Основной вывод — Америка перестала быть страной-магнитом. Она уже не притягивает людей серьезного масштаба. Раньше она тянула к себе все самое сильное, интересное, свободное, умное. Да, может, молодежь еще и рвется туда по каким-то своим маргинальным мотивам, но это не то. Америка все больше становится похожа на СССР позднейших времен.

— То есть США — накануне распада, как когда-то Союз?

— Я не могу делать таких выводов. США все еще продолжают быть великой страной. Инерции ее величия еще хватит на какое-то время. Тормозной путь паровоза длиннее, чем велосипеда. Но сроков здесь нет. Все может рухнуть очень быстро. Я не хочу этого падения. Потому что если такой «шкаф» рухнет, то волна будет похлеще цунами, и накроет она и нас в том числе…

— Вы сразу ощутили эту угрозу?

— Я с первых шагов пребывания там почувствовал грусть. Некую «осень патриарха». Поначалу я не мог понять — откуда это? Возможно, оттого, что Америка потеряла свои основы, свое первенство. Взять те же небоскребы. В Абу-Даби сейчас они выше, чем в Чикаго. А ведь именно в Чикаго появились первые небоскребы. Для Америки небоскреб — это черты лица, типаж. Формы, которые сотворил их дух. Я зашел там в храм: внутри поражаешься, как он огромен. А выходишь — и ужасаешься: на фоне небоскребов его и не видно! Так, коробочка стоит среди шкафов. У нас всегда храмы строили выше, чем жилые дома. А у них — дома выше, чем храмы. Все затушевано человеческой гордостью. Да и старого доброго американского миллионера уже нет. Это сегодня вымирающий вид. Миллионером в Америке стать можно. Если работать 24 часа в сутки, не покупать дорогих машин и не разводиться с женой. Этот старый американец не швыряется деньгами, он экономен, даже скуп. Но он хорош. Однако сегодня таких экономных миллионеров становится все меньше. Перемены происходят во всем. И от людей часто слышны фразы: «Кто-то разрушает нашу страну!»

Collapse )

— Так уж мы сильно отличаемся от американцев?

— У нас есть свои яркие черты, которые делают нас уникально свободным народом. Мы находимся в области науки, культуры, мышления, ценностей христианского мира на более благоприятном полюсе. У нас меньше гражданских свобод и материальных благ, но сохранился нравственный код. Мы все еще «хордовые». Путь к медузе без нравственного позвоночника, которую несет по течению, у нас еще затруднен наличием хорды.

— Хотя многие мечтают вытащить из себя эту хорду, чтоб побыстрее стать медузой…

— Хотят, не спорю. Тем полезнее нам опыт этого «оплота демократии», который внутри совершенно проеден червями. Нам просто нужно более по-хозяйски относиться к своему месту работы, к месту жительства и людям, которые рядом с нами живут. Не нужно ни от кого ничего ждать. Ждать — не повод ничего не делать. Нельзя быть эмигрантами в своей стране. И не стоит обезьянничать или копировать. Нужно создавать свое.

неравнодушный наблюдатель

(no subject)

Грани.Ру: Дворцовая тайна

Теперь, когда сама Татьяна Чорновол рассказывает об этой резиденции Януковича, я уже могу сказать, что очень боялся за нее после того, как увидел этот план и понял, как много в украинской власти найдется мерзавцев, которые захотят выслужиться перед "папой" и хотя бы оттянуть – если вообще не предотвратить – эту публикацию.